Why Stanford? Part 2. Final Cut

Как ответить на вопрос “Why Stanford?”, чтобы заинтересовать приёмную комиссию Stanford GSB? Рассказать историю задом наперёд

“Good enough” isn’t good enough for Stanford

В прошлой статье я выложил первую версию эссе B “Why Stanford?” В чём проблема с этой версией? Она занудная. Приёмная комиссия увидит более 5 тысяч таких же эссе. Зачастую их авторы – люди, которые не удосужились хорошенько поработать над текстом. Большинство подаётся в 3-5 школ, и времени возиться с отдельными эссе нет. Реакция приёмной комиссии Стэнфорда? Отказ.

We are just like kids. Entertain us

Фраза моего американского друга уместна как нигде. Хочешь привлечь внимание американской приёмной комиссии? Развлеки её. Сделай из своего эссе скрипт к голливудскому фильму.

Такими мыслями я руководствовался, когда 10 раз переписывал черновик эссе “Why Stanford?” По ходу дела собирал советы товарищей и пробовал разные идеи интересного повествования (см. William Zinsser “On Writing Well”). Вот какие идеи достучались до моего эссе:

1. Рассказать о проекте, которым я хочу заниматься после Стэнфорда

На смену универсальному образованию (университеты), зародившемуся в Италии, приходит образование гибкое (Coursera, edX, Udacity). Люди перестают изучать широкий набор стандартных дисциплин и начинают двигаться по гибким индивидуальным программам. Профессия – больше не клеймо или орден на всю жизнь. Это лишь маска Венецианского карнавала, и каждый из нас за жизнь перепробует их несколько.

Стэнфорд славится технологическими стартапами и высоко ценит идеи, которые меняют жизни людей к лучшему. Не даром девиз Stanford GSB – “Change Lives. Change Organizations. Change the World”. Идея Flessibilità – образовательной платформы для смены карьеры соответствует ценностям школы. Тот факт, что знания Stanford GSB мне необходимы для её реализации, является серьёзной причиной для поступления. Поэтому я избавился от общих слов из первой версии эссе и рассказал историю Flessibilità. Историю, в которой ключевую роль сыграет Стэнфорд.

2. Построить рассказ задом наперёд

Гораздо интереснее рассказать эту историю задом наперёд. Вообразим, что у меня всё получилось. Я даю интервью The New York Times о том, как Flessibilità зарождалась. Что стало ключевым фактором успеха? Знания и друзья из Стэнфорда.

Такой стиль изложения в Стэнфорде – не редкость. Я сам взял идею из эссе выпускника Стэнфорда, а также видел её в нескольких других эссе. Думаю, что после этой статьи доля эссе «задом наперёд» из Восточной Европы возрастёт.

3. Предложить идею курса, который я мог бы организовать в Стэнфорде

Как я могу быть полезен однокурсникам в Стэнфорде? Просто участвовать в обсуждениях в классе – полезно, но недостаточно проактивно и интересно. Пришла идея участвовать в программе Arbuckle Leadership (коучить первокурсников в GSB) и проводить русские кулинарные вечеринки. Записал. Но может быть, есть ещё что-то?

Есть. От одного из выпускников Стэнфорда я узнал, что студенты периодически сами организуют и преподают некоторые курсы. Я решил, что это отличная идея. Я проведу курс о работе в консалтинге. На нём как раз обкатаю образовательные идеи Flessibilità. Учитывая интерес к консалтингу среди студентов МВА, желающих пройти курс будет достаточно. А одногруппники из «Большой тройки» помогут с организацией и проведением.

4. Сослаться на конкретных преподавателей

В первой версии эссе я уже упоминал предметы, интересные мне. Теперь постараюсь быть более конкретным и расскажу, зачем мне эти предметы нужны. Добавлю, с кем из преподавателей я хотел бы работать и почему. Важно показать приёмной комиссии, что я сделал свою «домашнюю работу» и детально изучил Stanford GSB. Однако ещё важнее самому сделать осознанный выбор.

5. Придумать яркий конец

Последний абзац должен лаконично обобщить все мысли обоих эссе и запомниться читателю. Думая об этом, я вспомнил одну из своих любимых песен – “Ci parliamo da grandi” («Поговорим как взрослые») Эроса Рамазотти. В конце песни певец говорит очень важную фразу: «Мы становимся взрослыми, только когда отдаём другим любовь, которую нам дали». Если к любви добавить энтузиазм, знания, поддержку, то это как раз та мысль, которая была у меня в голове всё время. Лучше сказать я не смогу. Поэтому завершил эссе интерпретацией слов из песни Эроса.

 

Вот как эссе выглядело на бумаге (моя любимая гарнитура Charter):

Why Stanford?, Essay, Эссе

Эссе В, “Why Stanford?”, версия 11 (финальная)

Its 2023. My partners and I are celebrating 5 years of the world’s first online career university – Flessibilità. 20 professions, 800 courses in 36 languages. An alumni network of 20K dynamic global professionals. My dream has come true: Flessibilità is inspiring and empowering people globally.

During Renaissance, università brought universal education to intellectuals. Today Flessibilità is bringing flexibility to professionals. It helps them learn new skills quickly and prepare for multi-job careers. It bridges the gap between traditional higher education and employment. A combination of interactive online curriculum and offline practice in small groups makes learning accessible and personal.

Flessibilità started with my aspiration from e-learning at Bocconi and McKinsey and from my career advisory. What brought it to life was its business engine constructed with Stanford GSB toolkit and resources. Entrepreneurial curriculum, social innovation, technology-oriented GSE courses, and exceptional people made Coursera and Udacity’s home the only possible birthplace for Flessibilità.

I learned to build business from scratch in the Venture Studio and Startup Garage. In the classroom, Mark Leslie taught me how to turn my idea into a viable and socially valuable business. Peter Wendell shared priceless secrets for raising seed capital. Outside the classroom, my E-Club friends enhanced my business model by giving honest and insightful feedback. I also enriched their experience by sharing my McKinsey knowledge in solving business problems for established organizations.

The Center for Social Innovation introduced me to the ideas of extreme affordability and measurable social impact, now the cornerstones of the Flessibilità strategy. The “Winning Writing” course improved the quality of my materials. At Stanford, I developed and taught “Principals of E-Speak,” a course on executive communication in consulting. It became Flessibilità’s maiden voyage.

Stanford GSB transformed my personality. I inspired and got inspired by my passionate classmates. The Leadership Labs and Interpersonal Dynamics made me an empathetic leader and team player. Global Study Trips, clubs, BizPartners events, and my “Russian Village” parties connected my family with bright people for a lifetime.

I contributed to the Stanford GSB community as an Arbuckle Leadership Fellow. My career coaching experience strengthened my squad’s mentorship skills and helped them become confident leaders. For many Stanford students, Flessibilità smoothed transition to their dream careers and complimented Stanford’s newly-minted online degrees.

In Italy they say, “You become a whole person only once you’ve shared with others all the passion you have received.” Why Stanford? Because now I’m a whole person sharing my passion globally.

 

* * *

407 слов. Пожалуй, до сюжета к голливудскому фильму я всё-таки не дотянул. Но читать стало гораздо интереснее. В эссе появилась конкретная цель, реализовать которую поможет именно Стэнфорд. Порядок повествования сначала вводит читателя в заблуждение, но тем и привлекает внимание. А детали и метафоры создают более чёткий визуальный образ.

Так выглядят мои эссе, которые я отправил в Стэнфорд 11 января 2016 г. Следует сказать пару слов об остальной части онлайн-заявки. Ей посвящена следующая статья.

Спасибо за чтение.

 

Виктор Рогуленко